Общество

Воспоминаниями об экс-директоре ФСБ Николае Ковалеве поделился генерал-майор ФСБ Александр Михайлов

К годовщине смерти оперуполномоченного Первомайского райотдела Управления КГБ по Москве и Московской области – директора ФСБ России генерала армии Николая Ковалева, скончавшегося 5 апреля 2019 года, генерал-майор ФСБ, генерал-лейтенант полиции Александр Михайлов опубликовал воспоминания о коллеге. Полный текст опубликовали «Ветеранские вести».

Ковалев никогда не думал, что станет генералом. Мать лифтер, отец электрик.

«В контору мы зачислены одним приказом. Шли по жизни с такими же пацанами в погонах. И если бы кто сказал, что будет генералом, либо посмеялись, либо вызвали психушку. Работа опером формирует психологический тип человека. И какие бы погоны не были на плечах, нормальный человек остается простым, доступным (от чего и страдал) и совестливым…  Он таким и остался до конца жизни. Умный рассудительный, рисковый, ироничный… Людей делил на пчел и мух. В зависимости от того что они ищут», – пишет Михайлов.

Он вспоминает последние годы службы, когда его непосредственным руководителем был Ковалев, директор ФСБ. Каждый раз он обвинял Михайлова в неоправданном риске, но при этом подписывал документы.

«Риск был и остается особенностью этой профессии. И дело не в шампанском которое пьют те, кто рискует. В эпоху нерешительных амеб, словоблудов и боксеров заочников, мотивированная решительность единственное, что может спасти страну», – подчеркнул Михайлов.

В Афганистан отправился по первому приказу. Был советником. Вернувшись, долго не мог адаптироваться к мирным реалиям.

После августа 1991 года написал рапорт об увольнении. И только уговоры нового руководителя московского управления Евгения Савостьянова удержали его.

«Когда он советовался со мной, я ему сказал: «Коля, у нас два варианта. Плюнуть на все и уйти. Или плюнуть на все и остаться! Но кто придет вместо…» Он остался», – вспоминает Михайлов.

По его словам, Ковалев «напоминал снайпера, у которого 1 градус обзора в прицеле. И даже в таких условиях он мог решать государственные задачи».

«Сколько раз, мы обсуждали книгу его воспоминаний. И было что рассказать. Но не успели», – говорится в публикации.


Популярные новости